27 лет на рынке силовой электроники и электротехники

Каталог продукции

Энергетика должна быть энергичной…

Выступая на недавнем экономическом форуме в Санкт-Петербурге, бывший премьер-министр Японии отметил, что в период серьезного кризиса 90-х одним из основных антикризисных моментов в стране восходящего солнца было названо продвижение на рынок энергосберегающих технологий. Сегодня японские энергосберегающие технологии покупают практически во всем мире.

Рост стоимости энергоресурсов и значительный потенциал возможностей их экономии делают проблему энергосбережения актуальной и для России. Строительство генерирующих мощностей предполагает солидные инвестиции или немалую помощь из государственного бюджета. Но, судя по всему, возводить новые объекты все же проще, чем наводить порядок в уже действующих энергосистемах и в распределительных сетях. Скажете парадокс? Ничуть. Мы все уже, слава богу, понимаем: энергоресурсы — не бездонны и, увы, не возобновляемы. Отечественная законодательная база по энергосбережению была создана еще в 90-х. Однако экономические механизмы для внедрения энергосберегающих схем параллельно разработаны не были. Прибавляем к этому менталитет. И… получаем место державы в рейтинге энергоэффективности. Обидно за державу.

Декларации о необходимости экономии средствами на энергосбережение никогда не подкреплялись. Причина банальна: отсутствие механизма быстрого возврата вложений. А на самом верху вплоть до недавнего времени было просто не до этого. В течение пятилетия на рассмотрении Государственной Думы находится Закон «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности», прошедший пока одно чтение. Поэтому приходится смотреть на запад, и в качестве примеров приводить опыт дальних соседей (так как у ближних ситуация в большинстве случаев идентична). В Германии, например, если вы устанавливаете ветряк, из государственной казны сразу получаете 5 тысяч евро. Уже заинтересовало?.. Далее — еще более любопытно. Та же Германия имеет 12 (!) источников альтернативного энергоресурса, в том числе — ветер и солнце. В Великобритании в законодательном порядке утверждена ответственность энергоснабжающих предприятий за некачественное энергоснабжение. Вполне логично. В целом в Европе договор между поставщиком и потребителем заключается не только на потребление электроэнергии, но и на энергосбережение. Несомненно, мощный стимул. Образчиков иноземной бережливости можно привести массу. Президент Ассоциации энергоменеджеров, заслуженный энергетик России Михаил Бернер в одной из работ сопоставляет российские законы с законами об энергосбережении в других странах. В частности, и с законом США 2005 года «Об энергетике». Отличительные особенности документа: во-первых, прямое действие (отсутствие каких-либо дополнительных подзаконных актов); во-вторых, указание конкретного исполнителя; в-третьих, оговоренность финансирования (сколько, на какие программы и в течение какого периода выделяются деньги). И, наконец, четвертое: обязательность подробного отчета исполнителя перед законодательным органом. Помимо этого в США осуществляется целый ряд важнейших национальных программ: «Энергетическая звезда» (в соответствии с которой муниципальные органы должны закупать товары, маркируемые этим знаком); обучения и информирования населения об энергетике, энергосбережении и проблемах, связанных с экологией; исследования энергоэффективных предприятий (в рамках реализации которой опыт наиболее результативных пропагандируется и тиражируется). Или вот еще штрих. На герметизацию зданий в 2007-м законодатели Штатов выделили $ 600 млн., в 2008 году — 700. Сохранить тепло у них оказывается дешевле, чем его произвести. У нас все наоборот: в неимоверных количествах сжигая нефть, газ и уголь, мы отапливаем зачастую воздух.

Как утверждают эксперты компании «Энергия-Т», для воплощения в жизнь энергосберегающих программ в России необходимо прежде всего детально проанализировать процесс производства-потребления электроэнергии и на основании данного анализа определить условия мотивации, при которых заниматься энергосбережением стало бы выгодно всем. Более того, перечень этот надо закрепить законодательно — на федеральном уровне. Учитывая, конечно, законотворческий опыт стран, в которых такие законы давно и четко работают. Велосипед уже создан. Надо просто научиться крутить педали.

Пока же у нас не платят даже за реактивные мощности. «Реактивка» — малая часть такого обширного понятия, как качество электроэнергии. Раньше на это внимания не обращали в принципе, так как электроприборами пользовались самыми что ни на есть примитивными: электрочайниками и утюгами. Сейчас к этому списку добавились компьютеры, приводы постоянного тока, станки, мощные пылесосы, автоматические стиральные машины (…), которые как раз и дают «грязь», отражаемую сетью (по аналогии с водопроводной водой: если в нее добавить грязи, водопровод перегрузится). Результат прогнозируем: потери электроэнергии, перегрев оборудования, аварии. Помните, несколько лет назад жарким летом в Москве была авария, причина которой — огромный перегруз в сетях? Провода провисли до земли и просто-напросто «коротнули» (опять же — по аналогии с водопроводом: электролиния качала воду с грязью). Есть государственный стандарт, четко определяющий качественные показатели электроэнергии. Увы. Знать о существовании такого стандарта у нас вовсе не значит соблюдать его. Вот и не соблюдают.

За границей проблема давно решена: через каждый километр там устанавливают мачтовые конденсаторные батареи, компенсирующие перепады. Понятно, что нужны капиталовложения. Однако срок их окупаемости довольно короток: от 6 месяцев до 2-х лет (а работают лет 25). Грядущее повышение тарифов на электроэнергию в нынешнем году для населения обозначено 25 процентами. Но, как подчеркивает генеральный директор «Энергии-Т» Владимир Карманов, если решить вопрос компенсации той самой реактивки (иначе — убрать «грязь»), высвободится половина генерирующих мощностей. И далее — по цепочке: уменьшится количество сжигаемых мазута, угля, газа, а следовательно, и денег, которые за все это мы выкладываем из собственного кармана…

— Почему бы на местном уровне не организовать Совет по энергоэффективности? — задает риторический вопрос Владимир Федорович. И продолжает: Начать надо с энергоаудита крупных и средних предприятий. Указать на резервы и помочь в разработке мер, направленных на реализацию энергетического потенциала. Ведь существуют уникальные приборы, способные определять и контролировать не только показатели качества электрической энергии и величину вносимых электромагнитных помех, но и их источник. Допустим, если в течение года энергопотребление сокращено, предоставлять компаниям преференции, например, налоговые льготы. Элементарно…

Компания «Энергия-Т» в теме уже более десяти лет, то есть энергосбережением занимается самым непосредственным образом: выпускает высоковольтную и низковольтную преобразовательную технику, источники переменного и постоянного тока (для питания различных нагрузок), системы автоматики, а также фильтро-компенсирующие устройства и низковольтные конденсаторные установки для компенсации реактивной мощности (как раз и «освобождающие» линии от чуждых элементов). География поставок обширна: Украина, Казахстан, Прибалтика, дальнее зарубежье. Основной российский заказчик — Федеральная сетевая компания, обеспечивающая продукцией фирмы энергопоставщиков от западных границ до острова Итуруп. Свойства оборудования ни нареканий, ни сомнений не вызывают. И подтверждаются наградами самых престижных всероссийских выставок. Соотношение цены и качества — оптимально. Одна деталь: установка мощностью 200 КВат стоит 146 тысяч рублей, американская (30-х годов изобретения) — в два раза дороже. О многом говорит и факт приобретения лицензии на право производства конденсаторных установок «Энергии-Т» Газпромом. Вариант взаимовыгодного сотрудничества предложил тольяттинцам и один из крупнейших на постсоветском пространстве производителей конденсаторов Усть-Каменогорский завод (Казахстан): россияне готовят инжиниринг, казахстанцы выпускают оборудование. Проблем с заказчиками тоже нет: портфель заказов формируется на второй квартал 2010 года.

В губернии заинтересовался идеями местных энергетиков только ВАЗ. Вывод однозначен: область пока серьезно не заинтересована ни в повышении качества электроэнергии, ни в продвижении на рынке отечественного производителя.

Комментируя озвученную недавно зампредом правления некоммерческого партнерства «Совет рынка» Владимиром Шкатовым информацию о спаде энергопотребления (по итогам первого квартала на 7%) и корректировку в связи с этим инвестиционных проектов, ведущий инженер «Энергии-Т» Валерий Николаев показывает графики:

— Сегодня, например, на Средней Волге производится 11.85 тыс. МВт, потребляется — 10.77, в России — 101.78 и 99.46. Мы делаем энергии больше, чем потребляем. Так что, по большому счету, строить ничего не надо. Надо грамотно и эффективно использовать то, что есть. Успех деятельности по энергосбережению заключается в повышении надежности, стабильности и качества энергоснабжения; в снижении собственно энергоемкости производства; в улучшении структуры энергопотребления. Речь идет не только об экономии электроэнергии как таковой, но и об уменьшении межремонтного пробега оборудования подстанций и трансформаторов.

В Европе проблемами качества электроэнергии занимается специальный Институт меди, а немцами разработана целая программа экономии на контактных соединениях! Да и исключительно организационными мерами можно сэкономить большие деньги…

А если объединить эти меры с техническими, да усилить все интеллектом, то результаты будут весьма и весьма значимыми, убеждены в компании. Но это — затраты, требующие квалификации и желания. Хотелось бы, чтобы у чиновников, от которых прямо зависит реализация энергосберегающих программ, было и то, и другое. В «Энергии-Т» шутят: «Экономика должна быть экономной», а «Энергетика должна быть энергичной».

Заказать звонок